Category: эзотерика

Category was added automatically. Read all entries about "эзотерика".

Ангел Апокалипсиса

Иллюстрации к Калевале от школы Филонова


Выложил в RunicaABC скан советского издания Калевалы 33-го года выпуска. Заодно вырезал самые понравившиеся иллюстрации. В рунической библиотеке это было бы оффтопом, поэтому выложил их отдельно, в катабач и канал hyperi_on
(Книгу можно скачать и там и там)
Потрясающие вещи, готовые обложки для соответствующей музыки.

Collapse )
Ангел Апокалипсиса

23.09. Кости.


Весь день слушал Ступина.
Спившаяся и сторчавшаяся развалина, мелкий уголовник, кричит об Одине и смерти.
Возможно сам не понимая, насколько он соответствует божеству поэзии и безумия.
Не романтического, а реального, безумия закрытых отделений и наркотической ломки.
Того, рядом с чем я часто проходил, но никогда сам не испытывал.

Вышел с работы.
Оставил немного еды облезлой, пугливой лисе живущей в кустах у стоянки.
Подходя к машине решил проверить, во сколько точно момент астрономического равноденствия, уверенный в том что он будет ночью.
Планируя пойти погулять на привычном холме.

До равноденствия десять минут.

Звоню домой. Чудом успеваю доехать сквозь пробки.
Ровно в нужный момент мы пьём за день урожая чистый марсельский пастис рядом с горящей свечёй. Тоже родом из Марселя, но купленной случайно, вместе с подсвечником, в маленькой арт галерее в центре нашего города.
Алкоголь. Пламя. Колода для гадания родом из южного города.
Иррациональным образом всё это включено в ощущение от праздника.
В саму структуру праздника.

Алёна осталась рисовать. Я уехал на холм.
Почти год я не приходил туда по ночам. Только полтора месяца назад, на Лугнасад оставил там мёртвого ежа, найденного возле машины.
Вернувшись, таким образом, к ритуальному поведению.

Мне казалось, что кладбище лис за год исчезнет под травой и листвой.
Оно по прежнему очевидно, круг белых сухих костей посреди зарослей.
Стою в темноте, слушая лес.

В кармане ветка от тиса и яблоко. Внезапно понимаю, что это две руны, стоящие рядом и возможно являющиеся символической парой. То, над чем я долго думал, но не собирался символически использовать.

Оставляю их в центре круга. Ветку тиса и яблоко из нашего сада.
Часть урожая.

Семена.

Включив фонарь я увидел под ногами челюсть.
Поднял её.
Упало два лисьих клыка.
Заберу их с собой, в память об этой ночи.
Заодно найду ежа, уже превратившегося в ковёр из иголок.
Надену перчатку.
Достану оттуда крошечную челюсть.
Дома залью эти кости, для дезинфекции, смесью пастиса и сухого джина.
Улыбнувшись от мысли, что слово dry в древнеанглийском было заимствованно от кельтов и означало "друид" и "магия".
Странно, что никто из производителей джина до сих пор это не обыграл.

Уходя с холма достал руну.
Младшее "О".
Устье реки и Один.
Пусть я не воин и не безумец.
Скучен и предсказуем.
Но за многие годы.
Всё же сумел.
Немного понять.
Поэзию.

PS
Иллюстрацию взял отсюда. Но пока не послушал саму компиляцию.
Ангел Апокалипсиса

Марсель. Морское стекло.


В аэропорту, проверяя багаж, я нашёл в своём рюкзаке ветвь пористой водоросли, похожей на морскую губку.
Почти месяц назад мы нашли её на берегу в Дандженесс и забыли оставить дома. Она так и лежала там, всё это время, никак не меняясь, никем не замеченная.
Понял, что не хочу её выбрасывать. Жаль. И как то неправильно.

Уже в Марселе, заселяясь в уютную квартиру, встретившую нас плакатом с Тринадцатым Арканом на стене, я начал объяснять хозяину причину приезда в этот город. Рассказывая про Арто, показал ему страницу на сайте посвящённом могилам знаменитостей и заметил, что дата рождения совпадает с этим днём.
Я ничего не планировал, дата приезда была выбрана совершенно случайно.
Таких совпадений не бывает.
Через пару часов мы уже брели сквозь жару по окраине в поисках кладбища.
Затем могилы.
Цветов покупать не стали, ведь у меня уже лежало в сумке растение, которое идеально подходило Антонену.
В такие минуты нельзя ничего планировать.
Просто следовать потоку случайностей и совпадений.
Идти вслед за магией.

Марсель оказался совсем не прирученным городом.
В двух шагах от туристического центра уже начинались грязные узкие улочки с молчаливыми парнями криминального типа и многочисленными, любопытными крысами.
В одном месте над фонарями даже летали три летучие мыши и охотились за комарами.
В этих трущобах было неприятно и жутко, но я был всё-таки рад тому что это прежний Марсель из старых книг.
Опасный и неприрученный, криминальный но мультикультурный.

Выезжая из него, мы видели и другую Францию.
Тихие города.
Горы.
Деревни, в одной из которых, Сен-Мар­тен-д’Ар­деш, мы с большим трудом нашли дом с большим рельефом.
Встроенным в стену автопортретом бывших хозяев, Макса Эрнста и Леоноры Каррингтон.
Мужчина птица и женщина море.
До деревни добраться можно лишь на машине и к дому не вели никакие указатели, словно местные жители прячут такие места.

В последний день я бегал по этим улицам, пытаясь успеть всё запланированное и отложенное на конец. Купил в нью-эйдж лавке репринт оригинальной колоды марсельского таро, напечатанной с образца 1760-ых годов.
Затем вернулся на окраину, в поисках виллы Айр-Бэл, где в сороковом жили сюрреалисты.
В ожидании либо прихода нацистов, либо спасительной визы в Америку.
Коротая время за созданием собственной, сюрреалистической марсельской колоды.
Вилла сгорела.
Следов от неё не осталось.
Сюрреалистическую колоду тоже негде купить, словно эту историю прячут, или забыли.
Ведь даже музей Старого Марселя, с огромной коллекцией таро, закрыт для посетителей уже восемь лет.
Но я воспользовался возможностью и вернулся к могиле Арто, раскрыв на ней свою новую колоду и вытащив три карты.
La Justice.
Sept De Batons.
As D'Epees.
Этот город является театром жестокости.
Его он пытался потом повторить, продолжая нести в себе старый Марсель.
Являясь Марселем.
Эта колода тоже несёт в себе Марсель.
Грубые рисунки без тени грядущей усложнённости и эстетики.
Карты для пьяной игры в порту и гадания у знакомой старушки перед задуманным делом.
Время омыло эту колоду, как морская вода сгладила бутылочное стекло, найденное нами на пляже на маленьком острове в гавани.
Только если разбить это стекло, то под иллюзией безопасности снова возникнут острые края.

В здании, где находилась первая фабрика по печати таро, сейчас жилые квартиры и арабская забегаловка. Я прикоснулся колодой к её стене, стараясь не привлекать к этому действию лишнего внимания.
Здесь всё изменилось внешне, по сути оставшись прежним.

В поиске прежнего сюда стоит вернутся.
Ангел Апокалипсиса

Ache

Воз­можно боль­шинс­тво кон­фи­ден­тов уже не вспом­нят это имя, но ок­куль­тный ру­нет кон­ца де­вянос­тых и на­чала ну­левых был не мыс­лим без Ан­дрея Чер­но­ва. Ес­ли вы в де­вянос­тые чи­тали фай­лы с пе­рево­дами Кро­ули — то это на­вер­ня­ка был его пе­ревод. Имен­но на его сай­те впер­вые в ру­нете по­яви­лись в сво­бод­ном дос­ту­пе кар­ти­ны Ги­гера и Бек­син­ско­го. Дос­той­ный был че­ловек. Всем, кто за­ин­те­ресо­вал­ся лич­ностью по­кой­но­го мы со­вету­ем под­борку ссы­лок в Куль­ту­ре Рус­ско­го Апо­калип­си­са.

Collapse )

Оригинал поста в блоге на сайте
Пост в вконтакте

PS
Я всё это застал по касательной, в самом конце девяностых и начале нулевых. В первых текстовых файлах были переводы Кроули и статьи Толмацкого. Когда начал выходить в сеть, то сразу рванулся на империум.ленин, и был очень разочарован когда понял что ресурсы уже не обновляются. Но изучил всё, на что хватало времени в интернет-кафе.